?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Радуница

Оригинал взят у mislpronzaya в Радуница
На  пасхе  усопших  не поминают. Таков народный обычай, так и церковный
устав  положил...  В  великой  праздник  воскресенья  нет речи о смерти, нет
помина  о  тлении.  "Смерти празднуем умерщвление!.." - поют и в церквах и в
раскольничьих  моленных,  а на обительских трапезах и по домам благочестивых
людей   читаются  восторженные  слова  Златоуста  и  гремят  победные  крики
апостола  Павла:  "Где  ти,  смерте жало? где ти, аде победа?.." Нет смерти,
нет и мертвых - все живы в воскресшем Христе.
     Но  в  русском  народе,  особенно по захолустьям, рядом с христианскими
верованьями  и  строгими обрядами церкви твердо держатся обряды стародавние,
заботно берегутся обломки верований в веселых старорусских богов...

     Верит  народ,  что  Велик  Гром  Гремучий  каждую  весну поднимается от
долгого  сна  и,  сев  на коней своих - сизые тучи,- хлещет золотой вожжой -
палючей  молоньей  -  Мать  Сыру  Землю...  Мать-земля  от того просыпается,
молодеет,  красит  лицо цветами и злаками, пышет силой, здоровьем - жизнь по
жилам  ее  разливается...  Все  оживает:  и  поля,  и луга, и темные рощи, и
дремучие  леса...  Животворящая  небесная стрела будит и мертвых в могиле...
Встают  они  из  гробов и, незримые земным очам, носятся середь остающихся в
живых  милых  людей...  Слышат  гробные  жильцы все, видят все - что люди на
земле делают, слова только молвить не могут...
     Как  не  встретить,  как  не угостить дорогих гостей?.. Как не помянуть
сродников,  вышедших  из  сырых,  темных  жальников  на  свет поднебесный?..
Услышат  "окличку"  родных,  придут  на  зов,  разделят  с  ними поминальную
тризну...
     Встают  мертвецы в радости; выйдя из жальников, любуются светлым небом,
красным   солнышком,  серебряным  месяцем,  частыми  мелкими  звездочками...
Радуется   и  живое  племя,  расставляя  снеди  по  могилам  для  совершения
тризны...  Оттого и день тот зовется Радуницей
(Жальник - могила, собственно бугор   земли,  насыпанной  над  нею.
 Окличка  -  обращение  к  мертвым  на кладбищах,  зов.
Об окличках, бывающих на кладбищах в Радуницу, говорится в
"Стоглаве"  (25-й Царский вопрос в главе 42-й).

Радуница - в южных губерниях понедельник,   в   средних  и  северных  -  вторник  Фоминой  недели,  когда
совершается  и  церковное  поминовение  по  умершим.
В  уставах поминовения усопших  в  этот  день  не  положено,  но церковь хотела освятить радуницкую
тризну   своими   священнодействиями,   чтоб  в  народной  памяти  загладить
языческое ее происхождение...).
     Стукнет  Гром Гремучий по небу горючим молотом, хлестнет золотой вожжой
-  и  пойдет  по  земле  веселый  Яр  (Словом  Яр  означалась весна, а также
зооморфическое  божество  жизни  и плодородия, иначе Ярило. Оно же именуется
Купалой  (от  старого слова купить - в смысле совокупить). Местами зовут его
"Яр-Хмель"  -  отсюда  "хмелевые  ночи",  то есть весенние хороводы и другие
игры  молодежи,  продолжающиеся  до  утренней  зари. Радуница, Красна Горка,
Русальная  неделя,  Бисериха,  Земля-именинница  (10  мая),  Семик,  Зеленые
святки,  Девята пятница, Ярило Кострома, Клечалы, Кукушки, Купало, хороводы:
радуницкие,    русальные,    никольщина,   зилотовы,   семицкие,   троицкие,
всесвятские,  пятницкие,  ивановские или купальские - все это ряд праздников
одному  и  тому же Яриле, или Купале. На Радуницу празднуется его приход, на
Купалу  -  похороны,  причем  в  некоторых  местах хоронят соломенную куклу,
называемую  Ярилой,  Костромой,  Кострубом  и пр. От Фоминой недели до Ивана
дня  (Иван Купало 24 июня) продолжаются "хмелевые ночи", и это самое веселое
время   деревенской   молодежи.  В  больших  городах  и  селах  к  названным
праздникам  приурочены  народные  гулянья,  называемые  "полями"  - Семиково
поле,  Ярилино  поле  и  т.  п. Каждое происходит на особом месте, где, быть
может,  во  время  оно  совершались  языческие  праздники Яриле. ) гулять...
Ходит  Яр-Хмель  по ночам, и те ночи "хмелевыми" зовутся. Молодежь в те ночи
песни  играет,  хороводы  водит,  в  горелки  бегает  от  вечерней  зари  до
утренней...
     Ходит  тогда  Ярило ночною порой в белом объяринном (Объярь - волнистая
шелковая   материя   (муар)  с  серебряными  струями,  иногда  с  золотыми.)
балахоне,  на  головушке  у него венок из алого мака, в руках спелые колосья
всякой  яри  (Яровой  хлеб: пшеница, ячмень, овес, греча, просо и другие. ).
Где  ступит  Яр-Хмель  - там несеяный яровой хлеб вырастает, глянет Ярило на
чистое  поле  -  лазоревы  цветочки  на  нем запестреют, пестреют, глянет на
темный  лес  -  птички защебечут и песнями громко зальются, на воду глянет -
белые  рыбки  весело  в ней заиграют. Только ступит Ярило на землю - соловьи
прилетят, помрет Ярило в Иванов день - соловьи смолкнут.
     Ходит  Ярилушка  по  темным лесам, бродит Хмелинушка по селам-деревням.
Сам  собою  Яр-Хмель  похваляется:  "Нет  меня,  Ярилушки,  краше, нет меня,
Хмеля,  веселее  -  без меня, веселого, песен не играют, без меня, молодого,
свадеб не бывает..."
     На  кого  Ярило  воззрится,  у  того  сердце на любовь запросится... По
людям  ходит  Ярило  неторопко,  без  спеха, ходит он, веселый, по сеням, по
клетям,  по  высоким  теремам, по светлицам, где красные девицы спят. Тронет
во  сне  молодца  золотистым  колосом  - кровь у молодца разгорается. Тронет
Яр-Хмель  алым  цветком  сонную  девицу,  заноет  у  ней  ретивое, не спится
молодой,  не  лежится,  про милого, желанного гребтится... А Ярило стоит над
ней  да  улыбается,  сам  красну  девицу  утешает:  "Не горюй, красавица, не
печалься,  не  мути своего ретива сердечка - выходи вечерней зарей на мое на
Ярилино  поле: хороводы водить, плетень заплетать, с дружком миловаться, под
ельничком, березничком сладко целоваться".
     Жалует  Ярило  "хмелевые" ночи, любит высокую рожь да темные перелески.
Что  там  в  вечерней  тиши говорится, что там теплою ночью творится - знают
про то Гром Гремучий, сидя на сизой туче, да Ярило, гуляя по сырой земле.
     Таковы  народные  поверья  про  восстание  мертвых  и про веселого бога
жизни, весны и любви...
   
     * * *
   
     Только    минет    святая    и    смолкнет    пасхальный    звон,    по
сельщине-деревенщине   "помины"  и  "оклички"  зачинаются.  В  "навий  день"
("Навий  день",  а  в  Малороссии  "мертвецкий велык день" - другое название
Радуницы...  Нав,  навье  -  мертвец.  )  стар  и  млад спешат на кладбище с
мертвецами  христосоваться. Отпев церковную панихиду, за старорусскую тризну
садятся.
     Рассыпается  народ  по  божьей  ниве,  зарывает в могилки красные яйца,
поливает  жальники сычёной брагой, убирает их свежим дерном, раскладывает по
жальникам  блины,  оладьи,  пироги, кокурки (Пшеничный хлебец с запеченным в
нем  яйцом.),  крашены  яйца,  пшенники  да  лапшенники, ставит вино, пиво и
брагу...  Затем  окликают  загробных  гостей,  просят  их  попить-поесть  на
поминальной тризне.
     Оклички  женщинами  справляются, мужчинами никогда. Когда вслушаешься в
эти  оклички,  в  эти  "жальные  причитанья", глубокой стариной пахнет!.. Те
слова  десять  веков  переходят в устах народа из рода в род... Старым богам
те песни поются: Грому Гремучему, да Матери Сырой Земле.
   
     Со восточной со сторонушки
     Подымались ветры буйные,
     Расходились тучи черные,
     А на тех ли на тученьках
   
     Гром Гремучий со молоньями,
     Со молоньями да с палючими...
   
     Ты ударь, Гром Гремучий, огнем полымем,
     Расшиби ты, громова стрела,
     Еще матушку - Мать Сыру Землю...
   
     Ох ты, матушка, Мать Сыра Земля,
   
     Расступись на четыре сторонушки,
   
     Ты раскройся, гробова доска,
     Распахнитесь, белы саваны,
     Отвалитесь, руки белые,
     От ретивого сердечушка...
   
     Государь ты наш, родной батюшка.-
     Мы пришли на твое житье вековечное,
   
     Пробудить тебя ото сна от крепкого.
   
     Мы раскинули тебе скатерти браные;
     Мы поставили тебе яства сахарные,
     Принесли тебе пива пьяного,
     Садись с нами, молви слово сладкое,
     Уж мы сядем супротив тебя,
     Мы не можем на тебя наглядетися,
     Мы не можем с тобой набаяться.
   
   
     Наплакавшись  на  "жальных  причитаньях", за тризну весело принимаются.
Вместо  раздирающей  душу,  хватающей  за  сердце  "оклички",  веселый говор
раздается по жальникам...
     Пошел  пир  на  весь  мир  -  Яр-Хмель  на  землю  ступил. Другие песни
раздаются  на  кладбищах...  Поют  про  "калинушку  с малинушкой - лазоревый
цвет"  ,  поют  про  "кручинушку,  крытую белою грудью, запечатанную крепкою
думой",  поют  про  то,  "как  прошли наши вольные веселые дни, да наступили
слезовы-горьки  времена".  Не  жарким  весельем,  тоской  горемычной  звучат
они... Нет, то новые песни, не Ярилины.
     Клонится  солнце на запад... Пусть их старухи да молодки по домам идут,
а  батьки  да  свекры,  похмельными  головами прильнув к холодным жальникам,
спят  богатырским  сном...  Молодцы-удальцы!..  Ярило на поле зовет - Красну
Горку  справлять,  песни  играть,  хороводы  водить,  просо  сеять,  плетень
заплетать... Девицы-красавицы!.. Ярило зовет - бегите невеститься...
     Шаром-валом   катит   молодежь   с  затихшего  кладбища  на  зеленеющие
луговины. Там игры, смехи... Всех обуял Ярый Хмель...
     -   Красну  Горку!..  Плетень  заплетать!..  Серу  утицу!..-  раздаются
веселые голоса. И громко заливается песня:
   
     Заплетися, плетень, заплетися,
     Ты завейся, труба золотая,
     Завернися, камка хрущатая!..
   
     Ой, мимо двора,
     Мимо широка
     Не утица плыла
     Да не серая,
     Тут шла ли прошла
     Красна девица,
     Из-за Красной Горки,
     Из-за синя моря,
     Из-за чиста поля -
     Утиц выгоняла,
     Лебедей скликала:
     "Тига, тига, мои ути,
     Тига, лебеди, домой!..
   
     А сама я с гуськом,
     Сама с сереньким,
     Нагуляюсь, намилуюсь
     С мил-сердечным дружком".
   
     Спряталось  за  небесный  закрой солнышко, алой тканью раскинулась заря
вечерняя,  заблистал  синий  свод  яркими, безмолвно сверкающими звездами, а
веселые  песни  льются да льются по полям, по лугам, по темным перелескам...
По людям пошел веселый Яр разгуливать!..
     Перелески  чернеют,  пушистыми волнами серебряный туман кроет Мать Сыру
Землю...  Грозный  Гром  Гремучий  не  кроет небо тучами, со звездной высоты
любуется  он  на  Ярилины  гулянки,  глядит,  как  развеселый  Яр  меж людей
увивается...
     Холодно  стало,  но  звонкие  песни не молкнут - стоном стоят голоса...
Дохнет  Яр-Хмель  своим жарким, разымчивым дыханьем - кровь у молодежи огнем
горит,  ключом кипит, на сердце легко, радостно, а песня так и льется,- сама
собой  поется,  только знай да слушай. Прочь горе, долой тоска и думы!.. Как
солью  сытым  не  быть,  так горе тоской не избыть, думами его не размыкать.
"Гуляй,  душа,  веселися!..  Нет  слаще  веселья,  как  сердечная  радость -
любовная   сласть!.."  Таково  слово  Яр-Хмель  говорит.  Слово  то  крепко,
недвижно  стоит  оно  от  веку  до  веку.  Где  тот день, где тот час, когда
прейдет  вековечное животворное Ярилино слово? Пока солнце греет землю, пока
дышит живая тварь, не минуть словесам веселого бога...
     - В горелки!- кричат голоса.
     -  В  горелки!  В  огарыши!  -  раздается  со  всех  сторон. Начинается
известная  игра, старая, древняя как мир славянский. Красны девицы со своими
серенькими  гуськами  становятся  парами, один из молодцов, по жеребью, всех
впереди.
     - Горю, горю пень!..- кричит он.
     - Что ты горишь?- спрашивает девушка из задней пары.
     - Красной девицы хочу,- отвечает тот.
     - Какой?
     - Тебя, молодой.
     Пара  бежит,  и  молодец  ловит  подругу.  Старый  обычай, еще Нестором
описанный:  "Схожахусь  на  игрища,  на плясанья и ту умыкиваху жены собе, с
нею же кто съвещашеся".
     Пары  редеют,  забегают в перелески. Слышится и страстный лепет и звуки
поцелуев.  Гуляет  Яр-Хмель...  Что  творится,  что  говорится  - знают лишь
темные ночи да яркие звезды.
     Стихло  на Ярилином поле... Разве какой-нибудь бесталанный, отверженный
лебедушками  горюн,  серенький гусек, до солнечного всхода сидит одинокий и,
наигрывая  на балалайке, заливается ухарскою песней, сквозь которую слышны и
горе, и слезы, и сердечная боль:
   
     Эх, зять ли про тещу да пиво варил,
     Кум про куму брагу ставленую.
     Выпили бражку на Радуницу,
     Ломало же с похмелья до Иванова дня.
   

Подписаться на Telegram канал leonid_zash

Comments

( 6 комментариев — Оставить комментарий )
vagamadama
25 апр, 2017 08:32 (UTC)
Интересно было почитать.))
На той неделе аж по радио объявили про 25 число,
что увеличат количество транспорта до мест захоронений.
leonid_zash
25 апр, 2017 16:57 (UTC)
Да, да... и я с интересом прочитал этот пост, по какой причине и перепостил...
fossa_s
25 апр, 2017 19:13 (UTC)
Я считаю, что это могло бы стать национальной идеей России, объединить людей.
leonid_zash
25 апр, 2017 19:24 (UTC)
А я сомневаюсь... у нас поврежденный этос. В связи с этим любая этическая идея не работает или как минимум релятивизируется... :-(
fossa_s
25 апр, 2017 19:32 (UTC)
При желании можно всё. Можно восстановить государство, которого тысячи лет не было и язык, который был мертвым. Просто нужно поставить такую цель, а не ждать, когда все спонтанно объединятся для чего-то и тогда уже все вместе определят себе единую цель. Любой народ стремится распасться на отдельных людей, но есть консолидирующие факторы. Хотя, это всё очень сложно, конечно.
leonid_zash
26 апр, 2017 06:49 (UTC)
Ох, Соня... "поставить цель" значит, что она одновременно должна возникнуть в головах множества? Может быть то, что есть в России и есть уже реализация уже когда-то и кем-то поставленной цели. Народ (население) уже объединено единой целью... :-(
( 6 комментариев — Оставить комментарий )

Latest Month

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner