?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Поддался на подстрекательство… Вслед за фейсбуком уже и LJ подначивает порассуждать об уголовном суде, а это, надо признать, сегодня весьма опасное занятие. Поэтому оговоримся, что де не сам, а по наущению "доброжелателей" из соцсетей сей текстик ваяем.

Итак, первое, что можно зафиксировать, это впечатление от будущих судей, выполняющих магистерские диссертации. Как-то сильно магистранты проявляют ориентированность на штампы, например, касательно и допросов подсудимого судьей. Чаще всего от магистранта рождается текст, в основе которого уже «торчат уши практика», он проявляет профессиональные деформации, присущие судьям-практикам, при игнорировании (порой) этических и нормативно-юридических идей, заложенных в закон (или представленных в праве). Если магистрант даже пытается уйти от штампа в правопонимании, он, всё-равно, старается держаться рядом с этим штампом.

Не надо быть идеалистом. Всякий судья суть народа. Если народ допускает сталинские репрессии, если народ допускает насилие полиции при производстве по уголовным делам (а именно в этой точке зрения нас убеждает официальная социология, кстати, что можно и не ставить под сомнение), то ждать иного от судьи не надо. Он (судья) будет проявлять бытовое правосознание народа, но не теоретическое (или адвокатско-практическое) правосознание.

Консерватизм правосознание имеет вполне очевидные корни. Вспоминается, что создатель криминалистики Ганс Гросс в своем исходном труде упоминал практическую болезнь следователей — канцеляризм. Следователь пишет дело. Его внешнее профессиональное проявление — секретарь-следователь. Сегодня данный параметр этого участникам уголовного судопроизводства еще более расширился. Утратив процессуальную самостоятельность, следователь должен согласовать свои действия со множеством «процессуальных» начальников. В итоге следственная канцелярия (предварительное расследования) всегда рождает его величество — писанное Уголовное Дело. Здесь важно подчеркнуть, что письменность и тайность предварительного расследования — процессуальные враги устности и состязательности уголовного процесса (статья 123 Конституции). Это — начальные пункт понимания нашего уголовного суда.

Теперь же перейдем в суд. И сразу вопрос: а как судьи на своем реальном языке (сленге) иногда (а в принципе — достаточно часто) обозначают результат своей работы? А вот тут вы услышите от них очень и очень знакомые (как минимум по корню глагола) мотивы. Они говорят: «отписать дело», «отписать приговор». Результат уголовного суда есть написанный приговор. А что бы вы хотели? В суд зашло писанное дело, и завершается оно писанным приговором. В такой правовой идеологии нет места устности и состязательности. Наш суд существует в штампах инквизиционного (следственного) типа уголовного процесса.

И что же мы должны ожидать, в таком случае, от наших магистрантов-будущих судей? Свободы научного творчества, юридической поэзии, основанной на верховенстве права и доминанты прав и свобод человека? Ваш ответ…



Подписаться на Telegram канал leonid_zash

Latest Month

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner