Леонид Зашляпин (leonid_zash) wrote,
Леонид Зашляпин
leonid_zash

Конференция кафедры судебной деятельности УрГЮА

Насколько это было возможно, принял участие в конференции, организованной кафедрой судебной деятельности УрГЮА и Свердловским областным судом на тему «Современные проблемы судоустройства и организации судебной деятельности в Российской Федерации» (Екатеринбург, 12-13 апреля 2012).



Параллельно шла конференция в Москве, однако статус преподавателя, не дающий возможности реальной (фактической) реализации свобод и прав, влек особую благодарность проф. В. М. Бозрову, выступившему организатором (генератором идеи) данного научного мероприятия в Екатеринбурге. Одновременно пришло осознание того, что конференции, организуемые кафедрой судебной деятельности, уже в течение нескольких лет являются единственной в Екатеринбурге возможностью для коммуницирования с коллегами по научной специальности 12.00.09. Иные кафедры уже давно не организовывали мероприятий, на которые можно прийти так же как на конференцию кафедры судебной деятельности.

Выступая в первый день конференции проф. А. Н. Митин (на вечернем мероприятии) так же обратил внимание на то, что конференция, организованная В. М. Бозровым, относится к тому типу, который в качестве основных участников видит непосредственных субъектов научной деятельности, а содержание конференции сводится к обмену мнениями между ними, но не иным целям, например, пиару организующего научное мероприятие учреждения.

В выступлениях первого дня для себя выделил доклад проф. А. А. Давлетова на тему «Понятие и место состязательности в современном уголовном процессе России. Выступал А. А. Давлетов грустно, с тоской глядя в зал, понимая, вероятно на эмоциональном уровне, что состязательность в России — это даже не оптико-акустический обман, а циничная форма презрения законодателя и правоприменителя к основополагающим идеям уголовного судопроизводство (нормы в Конституции и УПК есть, а реальная состязательность отсутствует). Многое из того, что говорил А. А. Давлетов, было созвучно моим собственным мыслям, вызывая резонанс эмоций. Так, например, в содержании выступления отсутствие состязательности было увязано докладчиком с категорией судейского усмотрения и презумпцией невиновности. Последняя так же констатировалась как отсутствующая в отечественном уголовном процессе (уголовно-процессуальной деятельности) и правопонимании практиков (реальном уголовно-процессуальном праве). По этой причине стал задавать вопросы, отвечал на которые не только А. А. Давлетов, но и модераторы — В. М. Бозров и И. К. Овчарук.

Полагая, что отсутствие состязательности в отечественном процессе блокируется нормативными правилами о судейском усмотрении (процессуальная борьба оказывается вне правосознания судьи, который все решения принимает по своему усмотрению) задал вопрос о возможности усиления состязательности через возврат формальной системы доказательств, что возвращает судью к реальным доказательствам, их оценке сторонами в ходе судебного разбирательства, вместе в возвращением судьи в реальный процесс, к реальным доказательства, дает возможность некоторого усиления состязательности. Не исключаю, что в конкретной вербальной форме своего вопроса не смог донести до докладчика и модератотов, что вытекало из самого выступления А. А. Давлетов — вызвал в ответах критику формальной системы доказательств, прежде всего судьями (в ответе И. К. Овчарука).

Вероятно, у организуемых В. М. Бозровым конференций есть перспективы для развития: расширения возможностей выступлениями с репликами, в том числе и для модераторов, что повлечет их критику иными выступающими, т. к. понимание процесса de lege lata (основа практического типа правосознания судьи) и de lege ferenda (основа теоретического правосознания простого участника конференции) различаются. Может быть судьям в современном процессе действительно удобно, когда состязательность только продекларирована (пусть даже конституционно)...

Вопрос оказался не до конца обговоренным. Фактически судейское усмотрение, и об этом говорил А. А. Давлетов, является тем явлением, перед которым останавливается состязательность. Сегодня судейское усмотрение является той формой правореализационной активности, в которой результаты деятельности сторон могут и не присутствовать или игнорироваться... формально-логически изменение пропорции между судейским усмотрением и формальной системой доказательств в уголовно-процессуальном законе является некоторой дорожкой для появления состязательности в реальном процессе.

На второй день я взвился вопросами после выступления коллеги из Казахстана — Талгата Айткуловича Абдулина на тему «Проблемы обеспечения равенства сторон и независимости суда при осмотре и исследовании вещественных доказательств в ходе главного судебного разбирательства». Содержание выступления сводилось к тому, что в Казахстане есть случаи вторичного незаконного введения в оборот наркотиков, являющихся вещественными доказательствами, случаи незаконного изъятия наркотиков из комнат для хранения вещественных доказательств и замену их (героина), например, толчёным мелом.

Мои вопросы и реплика, касающиеся нарушения общего условия о непосредственности исследования доказательств (принципа непосредственности) не только для суда (ущерба для его исключительной компетенции), но и для сторон (с нарушением права на защиту) вызвали выступления-реплики В. М. Бозрова, И. К. Овчарука, коллег из зала. Во многом они основывались на возможности уничтожения (не в ходе экспертного исследования) вещественных доказательств в досудебном производстве!! Их аргумент — неразумности хранения больших партий наркотиков вещественных доказательств. Памятуя о высказывании А. Ф. Кони о том, что никто и никогда не посмеет посягнуть на такое условие судебного разбирательства как непосредственность исследования судом всех доказательств, вынужден фактически для себя обращать внимание на то, что и законодатель и многие исследователи сегодня все чаще и чаще не обращают никакого внимания на позицию А. Ф. Кони о принципе непосредственности исследования доказательств судом, предлагают различные изменения (как в данном случае в правило об уничтожении вещественных доказательств в ходе досудебного производства) в отдельные нормы, группы норм, институты, которые должны влечь и обязательные изменения в правилах о непосредственности исследования доказательств… Это хотя бы должно предлагаться!

Сегодня же мы уже можем говорить только о декларировании принципа состязательности, но и принципа (для судебного разбирательства) о непосредственности исследования судом доказательств.

Далее из-за занятости в учебном процессе я не имел возможности участвовать в конференции. С грустью покинул зал, хотя далее следовали выступления В. М. Бозрова «Этика судьи», А. Г. Маслеева «Традиции и новации в проекте кодекса судейской этики» и т. д.

Однако, спасибо большое Владимиру Маировичу за организацию, возможность послушать, а так же хотя бы в форме реплики высказать в ответ свои мысли. Тенденции в развитии науки таковы, что периферия еще более станет периферией, а столица — столицей. В. М. Бозров хотя бы в этом году создал научно-организационную конструкции для торможения данного процесса и участия в научной деятельности преподавателей, не имеющих возможность в научных целях посетить столицу.



Tags: alma mater, образование, правосудие, суд, уголовный процесс, этика, юриспруденция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments