March 20th, 2009

Актуализация кримэтики законодательными инициативами

Новости свидетельствуют о "параллелях" в научных и законодательных инициативах. По сообщениям СМИ предлагается узаконить "сделку с правосудием", что образует ситуацию морального (нравственного) конфликта. В этом случае одновременно наносится очередной удар по научным позициям тех, кто настаивает на этическом принципе справедливости приговора. Вслед за особым порядком по правилам гл. 40 УПК "сделка с правосудием" (сделка с обвинение, сделка сторон) возвращает нас к истокам буржуазной этики начала XX в., когда многое стало приобретать рыночную цену, стало предметом оборота (средством достижения целей)... Макиавеллевская концепция оказывается где-то рядом (может оказаться рядом, детерминирую уголовно-процессуальную деятельность)... Возражения проф. А. Г. Кучерены против рассматриваемой новеллы, вероятно, обоснованны. Сама глава 40 порождает в науке предложение особых технологий властных участников (криминалистика) и невластных участников (теория адвокатского мастерства), равно "сделка с правосудием" (для России это многозначно уже на уровне используемого в новостях термина, отражающего отечественную ментальность) будет влечь и преобразования в криминалистической деятельности (криминалистико-процессуальной деятельности), в каких-то случаях подвигая (в силу обвинительного уклона) не только к признанию вины, но и к соглашению с предложенными стороной обвинения условиями (даже для выпрыгнувшего с ... этажа невиновного, сломавшего себе при этом позвоночник, но победившего через несколько лет в Страсбурге).

Сделка с правосудие - конечно же, возможный фактор юрисдикционных технологий (криминалистики, уголовного процесса). Однако, он связан с американским правосознанием (правовой культурой, этикой), правоприменением, состязательным типом процесса, отсутствием письменной тайной формы досудебного производства, иной идеологией (политикой) судебного производства и самого Суда... Если "сделка с правосудием" в существенной части российского правоприменения будет влечь несправедливость, несправедливость будет исключать ответственность истинно виновных (формально загружая ответственностью невиновных, в какой-то "части статистики"), добро ли это? Уже приведенные три основные этические категории, указывают на возможность анализа законодательной инициативы, хода ее развития в нашем проекте "Криминалистическая этика". Возможно, что удачно (своевременно) мы начали наш проект.

Возникает идея, что для инквизиционного типа уголовного процесса имплементация этики в правовую норму (как проявление уголовно-процессуальной гарантии) есть необходимость... Для такого типа процесса этика должна быть в самом уголовно-процессуальном законе. Состязательный же тип процесса может позволить себе "роскошь" существование права и этики действительно как различных социальных регуляторов... Опять прав президент Д. А. Медведев: если в правоприменении у нас доминирует правовой нигилизм (кстати, попадающий в терминологическую сферу юридической профессиональной этики, см.: Маслеев А. Г. Этика и профессиональная этика. Екатеринбург, 2007. С. 97), то одновременно он предопределяет и аморальность правоприменения.