March 31st, 2009

Развитие проекта "Криминалистическая этика"

Уважаемые коллеги, развитие проекта "Криминалистическая этика" идет весьма успешно. Несмотря на то, что период предоставления статей еще на наступил, авторами уже представлено четыре статьи, что свидетельствует об изначальной готовности части научного сообщества к обсуждению проблем этики юрисдикционных технологий, этики уголовно-процессуальных процедур (действий, деятельности), соотношения этики и уголовно-процессуального закона (права).

Обращение к проблематике этики уголовного процесса приводит к своеобразным "открытиям". Например, вчера обнаружил, что моралисты без применения эзопова языка фиксируют наличие в современном российском уголовно-процессуальном правоприменении жестокости как отрицательного морально-психологического качества (см.: Маслеев А. Г. Этика и профессиональная деятельность. Екатеринбург, 2007. С. 51). В науке же уголовного процесса, криминалистики это же явление (вслед за президентом) вуалируют терминологией "правового нигилизма", "профессиональных деформаций" и т. д. Очевидна некоторая коллизия. Моралист не может назвать жестокость (один из основных терминов этики) чем-то иным, процессуалист же пытается найти что-то терминологически замещающее. Честность научного языка формулирует проблему и этики юриста-ученого... Моралисты объективно видятся более честными и в языке и в оценках...

В одном из писем авторов-участников проекта, возможно впервые, сформулирована этическая проблема вознаграждения вознаграждения эксперта, которая, к сожалению, осталась (пока) за рамками обсуждения. Если для адвокатской этики - это уже традиционная тема, то для экспертной этики - пионерская идея.