May 14th, 2009

Отправлены приглашения "на этику" в Иркутск и Улан-Удэ

Новостная информация сегодняшнего дня по нашему проекта состоит в том, что направлены персональные приглашения в адреса кафедр правосудия и прокурорского  надздора (зав. - Е. В. Горбачева), криминалистики и судебных экспертиз (зав. - А. А. Койсин)  Иркутского государственного университета, кафедры уголовного процесса и криминалистики Байкальского государственного университета экономими и права (зав. - проф. А. А. Протасевич), кафедры уголовного процесса и криминалистики Бурятского государственного университета. Сделано это в связи с тем, что в базе данных химкинского филиала диссертаций РГБ, зафиксировано несколько защит диссертаций в Иркутске по тематике, имеющей отношение к нравственности уголовного процесса. Конечно же, авторы этих диссертаций имеют материал для участия в нашем проекте. Будем надеяться, что недели через три будет какой-либо отклик из Иркустка или Улан-Удэ.

Уже проделанная работа (разосланные приглашения) влекут симптомы информированности сообщества. Проявляется интерес к проекту некоторых известных ученых-конституционалистов (знак - знают, информация распространяется сама собой), некоторые известнейшие ученые-процессуалисты пытаются критиковать формулировку темы конференции "Этика уголовного процесса (кримэтика)". Это также хорошо. Является знаком того, что за нами начинают следить. Огранизационно мы движемся!

Отправлены приглашения «на этику» ижевчанам

 Новость, по характеру — хорошая, состоит в том, что удается сохранить темп проведения организационных мероприятий нашей конференции «Этика уголовного процесса (кримэтика)». Вчера направлены приглашения членам кафедр уголовного процесса (зав. — проф. З. З. Зинатуллин), криминалистики и судебных экспертиз (зав. — проф. М. К. Каминский) Удмуртского государственного университета. В этом случае, с одной стороны, важно учесть то, что и в Ижевске защищены диссертации, касающиеся нравственных (этических) аспектов уголовного процесса. При этом фамилии авторов данных диссертаций по нравственности (этике) из Ижевска, которые мы видим на сайте http://diss.rsl.ru, наверное, совершенно правильно увязывать с именами их научных руководителей. Подсказка об актуальности этой тематики может исходить именно от них. С другой стороны, приведенные фамилии лидеров кафедр из Ижевска, конечно же, входят в список классиков научной специальности 12.00.09. В связи с этим можно предполагать, что идеи этичности (нравственности, моральности) уголовно-процессуального закона, уголовно-процессуальной деятельности (действий, актов, приемов) имеют благоприятную научную почву в Ижевске. Перефразируя известную цитату из первоисточника по научному коммунизму, можно предполагать, что призрак «моральности» в уголовно-процессуальном правоприменении (праве, правореализации) бродит и по Удмуртии. Отправление информационных писем (по прежнему, используется тот файл, который опубликован на сайте нашей конференции, может использоваться любым, заинтересованном в «раскручивании» нашего проекта) в Ижевск — знак уважения к ученым-процессуалистам, ученым криминалистам данного региона, как минимум! Если же недели через три из Ижевска поступит хотя бы еще одна заявка на участие в нашем проекте — суперрезультат. Будем ждать.

Размышляя над тематикой, убеждаюсь, что совершенно правы коллеги, подтолкнувшие меня месяц назад активизировать этический проект. Как-то к месту, уже как некоторую систему обнаруживаю, что мои любимые студенты и студентки института прокуратуры УрГЮА пытаются убедить меня в доминанте правового цинизма, существующего в реальном уголовно-процессуальном правоприменении. Студенты этого института — в основном дети прокурорских работников, стаж которых не менее 20 лет. Возникает версионное суждение, что студенты, заимствую (наблюдая) праводеформированные формы поведения считают именно их нормой; заимствуют модель поведения в уголовном процессе, основанную на профессиональной деформации, в качестве нормы; продвигают эту модель (уже как исходную) далее, которая воспринимается их преподавателем как правовой цинизм. Отвлекаясь от политкорректного (для блога) умоминания Президента РФ Д. А. Медведева, его идей о необходимости борьбы с правовым нигилизмом, надо в то же время признать, что нормальный правовой режим (реализованное право, право как таковое) предполагают небытовой вид правосознания субъектов, влияющих на тип правого режима. Без обладания элементами теоретического правосознания невозможно формирование нормального правопонимания (правореализации) в уголовном процессе. Воспитание студента-юриста с необходимым уровнем правосознания невозможно без привнесения в этот процесс моральных факторов. Моральные нормы — необходимый элемент правосознания правоприменителя (правореализатора). Механизм правоприменения (охраны прав, правореализации, правового регулирования и т. д.) сегодня плохо действует без его согласования с моралью. Ранее, когда С. С. Алексеевым создавалась теория механизма правового регулирования, право в своем исходном законе (ст. 6 Конституции) содержало норму о компартии как ядре политической системы. Одним из инструментов деятельности этого ядра быль Моральный кодекс строителя коммунизма, а в нем (надо вспомнить первое образование И. Сталина) явно проявлялись библейские заповеди… Сейчас этого нет. Механизм правового регулирования (правореализации) без моральной смазки стал действительно таковым («железкой»), которая не может обращать внимание на человека (невластного участника) как на стороне обвинения, так и на стороне защиты. Право перестает быть правом (добром и справедливостью, проявляемой в деятельности юристов), после чего мы начинаем охать по поводу победы правового нигилизма над правоприменителями (а может и всеми правореализаторами). Осуществляя организационные мероприятия по нашему проекту попутно осознаю правоту коллег в актуальности данной тематики для юридической науки. Прямо политкорректно (однако по сути — верно): френд блога нашего проекта — Президент РФ Д. А. Медведев прав. Надо бороться с правовым нигилизмом, а для этого надо усиливать влияние такого социального регулятора как мораль (нравственность) на правореализационные процедуры в уголовном процессе.

Реальная этика уголовного процесса

 В праздничные дни, допуская небольшой перерыв в организации нашего проекта «Этика уголовного процесса (кримэтика)», между тем оказался в теме. Утром 9 мая в электричке на Н. Тагил, заполненной в основном садоводами, общался со студенткой философского факультета УрГУ, которая до философского училась на искусствоведении, пытался поболтать с девушкой об этике Канта, на что она ответила, что книжки всех этих мудрецов достаточно интересны, но после того, как выходишь на улицу, видишь совершенно другую жизнь. Девушкин мейнстрим: содержание книжной этики и реальной существенно различается. На обратной дороге в Екатеринбург — другая история. Узнал как один властный участник доуголовно-процессуальных отношений просто взял телефонную трубку из рук следователя и просто послал на «…» другого участника уголовно-процессуальных отношений, находящегося на другом конце телефонного канала. Последним из приведенных участников этого трагичного коммуницирования (уголовно-процессуальных отношений) был адвокат-защитник… Вывод: реальная этика уголовного процесса и этика представителей научно-юридического правосознания так же может существенно различаться — не в пользу невластных участников)… Право — не закон (не нормы закона) —в законе (в нормах, в правоприменении, которое у нас, если по честному, есть применение норм закона, но не права) нет этики… Как трудно будет нашему президенту Д. А. Медведеву побороть именно правовой нигилизм, поскольку это есть, прежде всего, отрицание права, брутальная форма (на уровне ненормативное лексики) презрение к носителям иной правовой культуты.

Чтобы меньше грустить от столкновения жизненного этоса и моральной нормы публикую фотографию одного из первых цветов, распустившихся на Урале в эту суровую весну. Это цветок моей родины — Горной Шории, который называется кандык. Цветы получила из Таштагольского района Кемеровской области и с любовью возделывает на Урале (это несколько севернее, чем в Таштагольском районе) моя мама. В цветке ярчайшая «заточенность» семян на землю, а лепестков — на небо. Помимо попытки связать этику с эстетикой, нет ли в этой способа разрешения коллизии, сформулированной в предыдущем абзаце.

О хорошем. В последний рабочий день, что не вошло в опубликованный ранее отчет о проделанной работе по организации нашей конференции «Этика уголовного процесса (кримэтика)», успел занести (с любезной помощью лаборанток нашей кафедры) приглашению всем членам кафедры юридической психологии и судебных экспертиз УрГЮА, которой руководит известнейший в СССР и России профессор И. Н. Сорокотягин. Допускаю, что через неделю от членов этой кафедры может быть реакция. Справедливости ради надо отметить, что представитель именно этой уважаемой мною кафедры уже заявился с интереснейшей темой, после чего поменял ее на другую интереснейшую тему, а кроме того прислал очень грустную этическую историю про наше неэтическое право(законо)применение. Если на кафедре есть один желающий участвовать в нашем проекте, то могут быть и другие. Это может основываться на том, что этика уголовно-процессуального правоприменения (правореализации) достаточно близка юридической психологии. Возможно, эта связь существует через категории этики.