June 10th, 2009

Этика уголовного процесса проникла в защиты диссертаций!

   Вчера принял участие в качестве  оппонента по диссертации «Использование специальных знаний при осуществлении защиты по уголовным делам» в Челябинске. Как и обещал в посте ниже, на защите как официальный оппонент похвалил соискателя за упоминание этических (нравственных, моральных) аспектов использования специальных знаний в уголовном судопроизводстве: при производстве освидетельствования (этика освидетельствования), при получении образцов для сравнительного исследования (этика получения образцов для сравнительного исследования), при назначении и производстве экспертиз (этика назначения и производства экспертиз), вообще за использование этической категории «справедливость» по отношению к институту использования специальных знаний в уголовном процессе. Защита прошла успешно.

 Уже во время защиты обратил внимание, что этический подход закономерен для научно-юридической школы Челябинска. Прямо в зале, где проходят теперь защиты, обнаружил на русском языке высказывание: «Право — это искусство Добра и Справедливости». Ранее, когда готовил отзыв официального оппонента, увидел это же на латыни в сопроводительном к диссертации письме — в гербе (эмблеме) юридического факультета Южно-уральского государственного университета: «Jus est ars boni et aequi». В связи с тем, что в качестве зала судебных заседаний в данном университете используется компьютерный класс, не исключаю, что это же высказывание можно обнаружить в других аудиториях университета, как элемент среды, воспитывающий студентов! Совершенно этично рядом с высказывание о Добре и Справедливости как смысле права, в аудитории, где проходила защита, был расположен портрет профессора-процессуалиста Ю. Д. Лившица с его призывом к человеколюбию. Научным же руководителем был известнейший процессуалист, по-моему мнению, «заточенный» на Добро, хотя «по жизни» — яркий представитель публичного начала в уголовном процессе — проф. А. В. Кудрявцева. Всё это само по себе воспринимается этико-системно.


Может быть, я субъективно пытаюсь искать признаки этизации науки уголовно-процессуального права, но в дополнение того, что увидел, можно обратить внимание и на то, что НЕ увидел (и это явление можно наблюдать и слышать все чаще — отсутствие того, что упоминается далее), то это, имеющее достаточно жестокий смысловой контекс, высказывание «Пусть свершиться правосудие, хотя и погибнет мир» («Fiat justicia, pereat mundus!»). При этом надо оговориться, что частота использования этого лозунга в советское время связывалась с толкованием термина «justicia» как законности (закона), допускаемое в традиции советского правопонимания смешения права и закона. Представители юридического образование и юридической науки постепенно отходят от этого лозунга жизни (уголовно-процессуального правопонимания и правоприменения), который в позитивном праве просто «не видит человека» или видит человека, но как средство достижения целей, заявленных в уголовно-процессуальном законе (не в уголовно-процессуальном праве). Тотальный позитивизм допускает субъективноориентированное законотворение, такое же его законоприменение, которое часто будет тривиальной жестокостью (Злом).

В мое студенческое время этот принцип легко (прямо с лекционных трибун) преобразовывался в советско-юридическое: «Был бы человек — статья найдется». Выпускники судебно-прокурорского факультета Свердловского юридического института (советского времени) легко назовут фамилию представителя одной из наук материального права, который допускал это высказывание с лекционной трибуны достаточно часто... Соответственно, и в советском уголовном процессуальном правоприменении мы часто слышали это же высказывание в практике (от практиков). Оно было элементом советской правовой культуры, элементом советского правосознания практиков, знаком некоторого пренебрежения к человеку в уголовном процессе.

  Вывод: наш проект    «Этика уголовного процесса (криминалистическая этика)» закономерен для многих «голов» процессуалистов-криминалистов, а все те, кто уже заявился, — «не одиноки» в своих мыслях о нравственных началах отечественного уголовного процесса (криминалистики). Лозунгом прогресса уголовного процесса может быть парадоксальное: «Назад — к А. Ф. Кони!».