August 1st, 2009

Этика орд — в нашем проекте!

Уважаемые коллегии, проект развивается штатно. За прошедшую неделю участникам, самостоятельно не представившим требуемые для статей объемы, по умолчанию выделены объемы четвертого типа (от 13.250 до 16.999, включая сноски и все пробелы). Это ни много и ни мало. Является достаточным для раскрытия идеи (гипотезы) статьи. Спасибо тем «молчунам», которые уже положительно откликнулись на действия «по умолчанию, одобрив их. Важно, что это позволило рассчитать общий объем издания, который составляет около 599.686 символов (около 15 п. л.). Это очень много для журнальной формы, но допустимо. Из этого объема у нас (на этот раз) получиться действительно толстый научный журнал (если не возникнет каких-либо изменений), который в 1,5 раза толще N 1 Бюллетеня УрО МАСП. Не зарваться бы и не превысить толщину советского журнала «Правоведение». Вероятно, «повышенная заявляемость» коллег в проект является следствием хорошего пиара, сделанного изданию номером первым Бюллетеня. За это спасибо всем автором, принимавшим участие в предыдущем проекте. Огромное спасибо также сайту МАСП за поддержку нашего регионального проекта. Настоящий проект — пример реальной силы МАСП.

Широкая распространяемость (pr) есть реализация одной из принципиальных задумок проекта. Если в настоящее время достаточно часто материалы конференций издаются тиражом по числу участников конференции (и по 1 экз. каждому участнику по 500 руб., авторы в этом случае читают сами семя), то в нашем проекте в прошлый раз было выделено каждому участнику по 15 экз., что сопровождалось просьбой председателя редколлегии распространять эти экземпляры на определенной территории (чтобы не было конкуренции на территориях распространения). Этим обеспечивалось очень хорошее распространение издание в регионе автора и в иных регионах, важных для научных специальностей 12.00.09 и 12.00.11.

После определения общего объема нашего научного издания в символах появилась возможность рассчитать примерную себестоимость полиграфии для данного объема. Эта задача уже начала выполняться. Как только будут собраны все параметры, я обращусь за расчетом себестоимости к выпускающему издание менеджеру.

От выпускающего менеджера получено подтверждение на работу с нами (нашим очередным проектом). Этот менеджер обеспечил выпуск из печати всех предыдущих проектов, которых уже было уже 13. Имя этой прекрасной женщины, двигающей отечественную юриспруденцию, вы видите на всех моих издания в качестве ответственного за выпуск. Она «открывает все необходимые нам двери». Дай Бог ей здоровья!

Получено подтверждение на работу с нами дизайнера обложки (дизайнера издательства УрГЮА, готовившего для нас изначальный дизайн обложки N 1 Бюллетеня). И это также хорошо, поскольку обеспечивает реализацию всех дизайнерских задумок, их координацию (дизайна текста и дизайна обложки), качество издания.

В итоге: уже работает редактор. Верстальщик, дизайнер, выпускающий менеджер наблюдают за прохождением изданием соответствующих стадий по интернет-странице нашего проекта, ожидая своего подключения к работе. Несмотря ни на что (кризис, приближающийся август), только благодаря нам самим проект движется!
Позавчера, например, передал редактору очень-очень ожидаемую (и необходимую для конференции) статью по этике ОРД, которая появилась в нашем проекте в последний момент. А сколько этико-оэрдэшной тематики пока остается за рамками коллективного исследования… Издание получается разнообразным. Есть этика судебной деятельности, адвокатской, следственной, оэрдэшной, и даже подсудимого. Очень украшает издание раздел «свободная тематика», т. к. позволяет и заявленные в этот раздел темы сразу смотреть через призму этики уголовного процесса (кримэтики)… смотреть на все через этику! Я конечно же субъективен, но читая рукописи статей, представленных в раздел «свободная тематика», и в них нахожу этических аспекты. Не хватает раздела «Критический взгляд», т. к. никто из авторов не заявился в этот раздел. Эту проблему будем решать в следующем проекте. Указанные три раздела издания были задуманы изначально. Надо добиться, чтобы они присутствовали в каждом номере.

В августе нам необходимо собрать деньги на себестоимость. Пока себестоимость неизвестна, но разумно подготовить на это по 2–3 тыс. рублей РФ. Себестоимость будем стараться снижать.

Бюллетень № 2 УрО МАСП поддерживает инициативу санкт-петербургских лидеров МАСП по восстановлению надгробия могилы И. Я. Фойницкого.

Обама как моральный ориентир американцев… кто моральный ориентир российских процессуалистов?

После прошедших на прошлой неделе дискуссий по поводу духовно-нравственного воспитания в России (через введение основных нравственно-конфессиональных знаний в образовательный процесс, в армейскую службу) задумался над проблемой того, что самое важно из всего духовно-нравственного воспитания в образовательных учреждениях, в армии и т. д. состоит в наличии субъекта, обладающего этими духовно-нравственными знаниями (учителя, носителя моральных норм).

При этом, периодически просматривая перечень уже заявленных тем в наш проект, начинаю задумываться над тем, что сам проект будет способом диагностирования в нас самих нравственного (этического). Вспоминаю, во-первых, что первое решение о заключении человека под стражу (вскорости после окончания судебно-прокурорского факультета СЮИ), до сих пор отзывается душевной болью и каким-то стыдом, во-вторых, что в какой-то момент прокурорской практики по УПК РСФСР 1960 г. пришло ощущение тактической и стратегической беззащитности человека, находящегося перед тобой (против тебя). К слову сказать, моим наставником в прокуратуре примерно с 1974 года был старший следователь Алексей Ермилович Шубин («легенда» прокуратуры Свердловской области), наставником которого (в свое время был бывший судебный следователь Российской империи), а учителем в вузе — Леонид Яковлевич Драпкин. Оба дали хорошую практическую школу. Они научили эффективной деятельности на стороне обвинения. Но ведь никто не учил будущего властного участника уголовного судопроизводства нравственным страданиям по поводу явного дисбаланса в пользу этого властного участника уголовного судопроизводства. Откуда это в правосознании практического работника? Кто-то это ведь занес в правосознание? Не Хрущев и Брежнем, под портретом которого я воспитывался в детстве и юности.

В текущей же неделе, наоборот и кстати, прошла дискуссия о том как Обама мирил полицейского и профессора. При этом Обама рассматривается как моральный ориентир в посте Ганапольского на Эхо-Москвы. Для нас (российского правосознания, практики правоприменения) то, что делал Обама, действительно невозможно. В этом Ганапольский прав. Значит ли это, что у нас нет моральных ориентиров, в том числе и для уголовно-процессуального правоприменения (правореализации)? Состязательный уголовный процесс (близкий к состязательному) в своем содержании имеет не только формирование материальной нормы — прецедента («это нельзя» как материальная норма), но и формирование юрисдикционной технологии («так нельзя» или можно, или нужно как процессуальная норма) для представителей сторон. Охранительная норма уголовного материального права и регулятивная норма уголовно-процессуального права (вместе с юрисдикционной технологией) возникают одновременно, возможно с какой-то общей ориентацией на моральную норму (возникает «общее» по моральным ориентирам право). Для такой системы — примирить президенту чёрного профессора с белым полицейским — очевидно морально (добро, справедливо), коль президент высказался (сформировал публичную правовую позицию).

У нас же, как написал один известный профессор в уже представленной статье в наш проект, — состязательность мифична, что есть горчайшая реальность. В этом случае генезис материальной и процессуальной нормы различен и по времени, и по оглядкам на моральный нормы (мораль не фактор возникновения нормы закона). Может таких оглядок фактически в позитивном уголовно-процессуальном праве в момент правотворчества вообще нет… Право для большинства правотворцев это закон, а правоприменение — реализация механизма правового регулирования (реализация закона). Где-то близко оказывается суждение о том, что позитивное право оирентировано ценностями власти, вновь возвращая нас к субъекту… А мы сами при том уровне понимания этики в уголовном процессе (криминалистической этики), которое совокупно будет просматриваться в нашем научном издании, можем являться теми учителями (носителями моральных норм), контакт с которыми студентов привнесет в их правосознания моральные регуляторы правоприменения? Можем ли мы это осознать (чтобы преподать)? Если все мы — представители иной системы регулирования, может быть это в принципе невозможно? Хотя периодические упоминания правового нигилизма оставляют надежду о наличии моральных ориентиров и для российских процессуалистов.

Когда-то советская власть изгнала из юридического образования формальную логику (такой дисциплины в образовании не было). Ее возврат связан с периодом появления учебника формальной логики М. С. Строговича 1941 года (кажется). Но до сих пор в научной аргументации ученых процессуалистов, криминалистов «сплошь и рядом» присутствуют формально-логические ошибки, например, тавтология, когда теоретические аспекты какого-либо института определяются через теоретическое содержание самого института… например, доказывание через оперирование доказательствами…Сколько времени потребуется, чтобы понятия «дефиниция», «дефиниендум», «дефиниенс», «интерполяция» и т. п. не вызывали нашего раздражение (возможно из-за непонимания). Может быть, так же и с этикой (нравственностью)… надо много-много лет после советского периода, чтобы моральные нормы стали признаваться правоприменителями полноправными социальными регуляторами как и закон, входить в догму права для теоретиков (вместе с законом, а может быть и наравне с ним).

Хотя, впрочем, это уже есть, что следует из представленных статей нашего проекта. По этой причине можно надеяться, что наш проект будет заметным явлением в 09 и 11 специальности осени 2009 г… Очень хочется этого!

Екатеринбург — этико-правовая «столица»! Круто…?

Совершенно рядом (в Екатеринбурге) и одновременно с нами (31 июля) обнаружилась иная (помимо нашей) этическая активность МВД Свердловской области. Местные представители МВД провели свое мероприятие и констатировали, что «Кодекс профессиональной этики милиционера служит, прежде всего, основой формирования профессиональной морали и ориентирует сотрудника в конфликтных ситуациях и иных обстоятельствах нравственного выбора, а также выступает средством общественного контроля за нравственным обликом и поведением человека, обличенного властью». Однако было бы хорошо, если было бы все просто в этических проблемах. В то же время радует то, что наш проект существует в какой-то среде, для которой мораль (этика, нравственность) актуальны.

Из информации, приведенной на сайте цитирования, чувствуется, что понимание этики (относительно правоприменительной деятельности МВД) сводится к оппозиции понятий «плохой — хороший», а субъектом оценки (деления явлений на «плохие» и «хорошие») является вышестоящий начальник. Начальник владеет знанием о том, какой милиционер «плохой», а какой «хороший». В тоже время суть этики, как представляется, базируется на оппозиционных понятиях «добро — зло», «справедливость — несправедливость», «любовь — ненависть» и т. п. Возможно все мы или объективно тянемся к этике, или стараемся угодить начальству, чувствуя актуальность тематики, но пока не готовы оперировать даже той базальной терминологией, которую мы можем найти у моралистов. См., напр.: Маслеев А. Г. Этика и профессиональная этика. Екатеринбург, 2007; Золотухина Аболина Е. В. Современная этика. М., Ростов-н/Д., 2003 и т. д. Очевидно, что сама этическая теория должна образовываться безусловными очевидными понятиями (их системой).

Из приведенного на сайте цитирования суждения, из представляемой характеристики милицейской этики возникает логическая цепь: этика (теория морали) формирует мораль (нормы); нормы морали позволяют осуществить нравственный выбор; осуществленный выбор властным участником правоотношений выбор может быть морально оценен обществом. Возникает вопрос: а что, милиционером может стать субъект, который еще не овладел профессиональной моралью? У Золотухиной-Аболиной записал мысль Франка: «Чтобы делать людям добро, надо накопить его в свой душе, в своем духе». Может быть, изначально каждый человек морален или аморален (не накопил необходимого морального качества)? Но тогда профессиональная мораль есть просто человеческая мораль, применяемая в сфере правоприменения. Само по себе оперирование понятием «профессиональная этика» влечет этических релятивизм (относительность моральных ценностей), поскольку допускает этику невластных участников правоотношений (общечеловеческую этику) и этику властных участников правоотношений (профессиональную этику), отличную от общечеловеческой. В то же время моральная норма (как и норма права) — общее мерило ко всем и во всём. При приведенной в изложении сайта логике первой в суждениях должна стоять сама профессиональная мораль, поскольку она только представляется профессиональной этикой, но существует до нее. Человек интуитивно оценивает сам себя, свое поведение с позиций морали. Золотухина-Аболина констатирует на уровне учебника, что «моральные нормы, если они по-настоящему усвоены, не нуждаются ни в каком внешнем контроле. Мы с радостью выполняем их, но разумеется, тогда и только тогда, когда сами верим в них, полностью эмоциональном рационально их разделяем». (С. 30) Хочется верить, что автор учебника прав. Сформулированное им «азбучное» суждение означает, что сформировать профессиональную мораль нельзя. С моралью (или без нее) уже приходят в профессию. В этом случае никакой начальник (даже самый-самый «высокий», к сожалению, даже фрэнд нашего блога Д. А. Медведев) не поможет. Он может только заставить, но в этом случае не исключено возникновение ложной профессиональной этики, двуличия (одна этика для вышестоящих начальников — в отчетах, другая — для подвластных). Кстати, в истории этики упоминаются киники, отрицавшие нравственность, рассматривающие ее как нечто навязанное (См.: Маслеев А. Г. Этика и профессиональная этика. С. 134). Получается, что то, что навяжет делать начальник; то, как навяжет (заставит) делать начальник — способ формирования цинизма. Сложно разобраться в этике… Как минимум не сразу это получается... у нас.
 
В проповеди Кирилла в Киеве говорилось про любовь (одно из центральный понятий этики)… Это один из моральных регуляторов (принципиальных понятий этики). Да и источник фразу Кирилла очень авторитетный в области морали (библия). Он же на встрече у президента при обсуждении духовно-нравственных проблем в образовании и армии произнес прекрасную фразу: "Невольник - не богомольник!". Это суждение можно трансформировать в традиционное: "Насильно мил не будешь". Няльзя заставить быть моральным. Нельзя приказать быть нравственным. Как это соотнести с профессиональной этикой милиционера? Может начальственное давление как раз и влечет эффект нравственного цинизма правоприменителей, с которым сталкиваются невластные участники правоотношений? Одни интеллигенские вопросы... "Инфекция Чернышевского" остается без внимания Онищенко.