November 5th, 2009

О дольнем по российски

В период отсутствия в Екатеринбурге довелось побывать в очень интересном и малодоступном месте северной столицы — Конституционном суде Российской федерации в Санкт-Петербурге. Возникает ощущение того, что все то, что сделано исполнительной властью для КС, формирует ситуацию «золотой клетки». Очень качественные интерьеры, современнейшее техническое оборудование различного предназначения, внутризданьевый сервис для сотрудников КС, включая домовую церковь и комбинат питания, всё-всё говорит о том, что это не обычный районный суд (тот, который «самый гуманный и самый справедливый», судя из топовой реплике героев кинофильма «Кавказская пленница»), а что-то поднебесное. Аллегория между горним и дольним в данном случае вполне обоснованна. Одновременно возникла мысль о том, что простой челобитчик из "районной России", попав в здание правительствующего сената, ошалеет от давления на сознание эстетики интерьеров Конституционного суда, строгости охранных служб и забудет про свои требования. Правосознание представителей дольнего общества, и дольняя атмосфера могут создавать ситуацию непонимания между заявителем и судом, представители которого будут обладать дольним правосознанием. Очевидно, что образ жизни, а он создан в Петербурге для КС, что в здании сената, что на Крестовском острове, влияет на внутренний мир сотрудников, и не исключено — и судей КС, разнит образ жизни простого человека, законодательной волей которого и созданы конституционные нормы, и представителей КС, которые должны от имени людей интерпретировать отраслевое законодательство на предмет его соответствия нормам Конституции.

Когда-то, вместе с большинством екатеринбуржцев, я проголосовал за Конституцию России. Теперь, после нескольких лет наблюдения конституционного строя и уведенного воочию в здании «правительствующего сената», думается о том, поймёт ли суд простого человека, экономические права которого нарушаются, у которого не то что близких (хотя бы по задумке, хотя бы на уровне одного стула) интерьеров жилища, а нет тривиальных средств оплатить проезд до места работы, и который, например, вынужден топать часа три до места исполнения обязательств по своему трудовому договору …

Кстати, на обратном пути из Петербурга во время остановки в Пикалёво выглянул из вагона: тёмный город, собаки лают (как в деревне), явное ощущение экономического захолустья. Сколько таких городов и городишек в той же Ленинградской области? Кто-либо из жителей этих городков, используя Международный пакт об экономических правах, Конституцию России, думал о защите своих прав в судах, включая КС, куда их (нас) достаточно часто отправляет исполнительная власть? А может права Юлия Латынина, что демократия (а вместе с ней КС как один из проявлений демократии) не доступна для бедных обществ?