December 2nd, 2009

Руины правосудия…

А мы то и не зналиL В 1993 году, как большинство екатеринбуржцев проголосовал за акт, начинаемый словами «Мы, многонациональный народ …, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями…, принимаем Конституцию». Проект конституции был опубликован в газетке, перед голосованием, как и положено профессиональному юристу, вычитал его. Восторг. Правовой романтизм. Надежды. В жизни все оказалось «не так». Уже в 1995 году (менее чем через полтора годика после вступления в силу) один из представителем исполнительной власти отчеканил стаккато в ответ на мое ходатайство: «Это в а ш а к о н с т и т у ц и я, а мой У П К Р С Ф С Р 1960 г о д а…». А по-простому (по-правонигилистски) сказал, что конституция - ерунда, на которую он и обращать внимания не будет…

Вот судьям Конституционного суда Ярославцеву и Кононову также что-то не понравилось в 2009 году, но уже в системном применении данного акта в России… Надеюсь, что их действия находились в границах теоретической концепции этики ответственности! На конференции по проблемам конституционного права в уголовном процессе, пост о которой есть ниже, многократно с трибуны от уважаемых мною людей звучало: «Сегодня актами конституционного суда можно равно оправдать как состязательность, так и инквизицию уголовного процесса». Вот и остается непонятной судьба норм ст. 123 Конституции, а вместе с ними и всей системы правосудия, т. к. разнонаправленные векторы действительно могут привести правосудие к руинам. Кто-то еще пытается рвануть вперед (к состязательности процесса и независимости суда), а кто-то - назад (к инквизиции и понимании суда как обычного правоохранительного органа из системы), а может быть - в бок... (эклектичной смешаности процесса и непонятности статуса суда). Вспомнились почему-то строки из Маяковского "про строевую подготовку":

"Глаз ли померкнет орлий?
В старое ль станем пялиться?
Крепи у мира на горле
Пролетариата пальцы!
Грудью вперед бравой!
Флагами небо оклеивай!
Кто там шагает правой?
Левой! Левой! Левой!"

Может быть это ассоциация к тому, что два судьи "сбились с правильной ноги"?