November 19th, 2010

Praesumption boni viri и граждане (=люди) России

Всё-таки здорово, когда нормы закона (=права) и нравственные нормы синкретичны. Только тогда и есть право, иное — правовой нигилизм (очень хочется, чтобы президент РФ удерживался на этой нормальной позиции). Симфонией звучит фраза С. В. Познышева (См.: Уголовный процесс. М., 1913. С. 52): «Кто не может быть по совести (курсив наш. — Л. З.) обвинен судом, должен быть оправдан». Это вам не механизм действия советского уголовно-процессуального права! Суть решения о виновности не в законодательной норме, а в нравственном сознании, которое невозможно представить без четких нравственных норм. Сегодня это так же непонимаемо для российских правоприменителей как классические идеи, кристально выверенные поколениями и поколениями юристов и густо представленные в терминах: ex aequo et bono (по справедливости и доброй совести), ex lege (в соответствие с правом). Для них главное — последнее, причем — интерпретированное в пользу интерпретатора (=субъекта) правоприменительного акта.

С одной продвинутой в мусульманском праве студенткой (представительницей данной конфессии) делаем статью, посвященную мусульманским истокам презумпции невиновности. Возможно, что юная коллега и не предполагает еще, что собранный ею материал есть то, что в теории права обозначается термином praesuption boni viri. Отношение к человеку как добропорядочному есть основа права, базальные положения которого — в этике. Нормально воспринимаемое право может быть только естественно-правовым по своим истокам, в том числе и уголовно-процессуальное.

С. В. Познышев, представляя российскую уголовно-процессуальную науку того периода, когда государство (его право) и церковь (православие в данном случае) были синкретичны, видит основу процессуального решения даже не в норме закона, а в совести (нравственной категории), хотя это для него не является принципиальным. Связана эта непринципиальность с тем, что право и нравственность этого периода совпадают. В результатах поисково-исследовательской работы студентки пока только угадывается та же синкретия связи права и нравственности (в исламе), которая ранее была в России. Как хочется, чтобы государство относилось к нам с позиции praesumption boni viri! А так может быть, если в основе понимания права будет теология (естественно-правовой подход).