March 3rd, 2012

Студенты - мне. Уголовно-процессуальная культура

Возраст, когда студенты становятся источником нового знания. Сегодняшнее их сомнение на семинаре (относительно допустимости обмана, форм психического и физического насилия, бесспорности принципиальных положений уголовно-процессуального закона) в верности моих суждений заставило задуматься над вопросом: есть ли в России уголовно-процессуальная культура как вид правовой культуры?

Современные студенты — прагматики. Они изначально несут в себе знание об эффективных приемах производств по уголовным делам. Не всегда эти реальные приемы есть точные аналоги нормативных моделей уголовно-процессуального закона, конституционного закона и международных соглашений и договоров России, касающихся уголовного судопроизводства. Эти эффективные приемы могут быть слепками с тех моделей поведения, которые студенты почерпнули в cериале «Улицы разбитых фонарей», «Глухарь» и т. д. Эти приемы — действительно эффективны и рациональны, а потому разумны для студентов.

Современные студенты-юристы — дифференцированы. Если они принадлежат к семье представителей властных участников уголовного процесса, то их деформации очевидны в направлении расширения так называемого публичного начала уголовного процесса, укрепления этатистского интереса в законоприменении, да и в понимании закона (права). Это — их ценность.

Противоположная группа, социально происходящая из невластных слоев общества по отношению к уголовному процессу, может в качестве ценностей, образующих уголовно-процессуальную культуру видеть справедливость (само сущностное понимание права), моральный закон в себе (подразумевая его в каждом из нас). Эта ценность должна образовывать (вроде бы) иную уголовно-процессуальную культуру, иметь вектор своего развития в этом же направлении…

Для ответа на вопрос о наличии (отсутствии) в России уголовно-процессуальной культуры, получается, надо разрешить коллизию между публичным и частным началом в уголовно-процессуальном праве? Странно только будет (как вариант) итоговое суждение, что публичное начало (сегодняшняя реалия) есть доминанта уголовно-процессуальной культуры, её базальное положение, которое совмещается с допущением обмана властным профессиональным участником уголовно-процессуальных действий невластного непрофессионального участника, допущения первым  насилия (физического и психологического) в отношения второго… Всё (как средство) допустимо по отношению к достижению «государственной» цели… Культура ли это? А может я отстал: пришло время новой правовой культуры, новых ценностей для уголовно-процессуальной культуры?