August 12th, 2012

Адвокаты, священники и ОРД

Кому — что, а мой добрый непосредственный УрГЮА`шный начальник (далее — МДНН), зная, вероятно, что я последний раз отдыхал в 2002 году, загрузил меня на время летнего отпуска проблемой подготовки нового лекционного курса для которого нет, скажем честно, надлежащей базы в юридической науке. Однако его требует юридическая практика, а юридическому образованию (парадоксально!) надо догонять эту практику! Активная начитка (до чёртиков в глазах и сознании) различной юридической литературы (это у нас — такой отдых) вывел меня на интереснейший источник, который рекомендовал бы прочитать всем адвокатам и судьям, действующим в сфере уголовного производства. Это книга, подготовлена авторским коллективом под ред. проф. Т. В. Аверьяновой и доц. В. Ф. Статкуса: "Практическое руководство по производству судебных экспертиз для экспертов и специалистов" (М., 2011). Книжка поможет не только надлежаще оформить процессуальную активность защитников-адвокатов, представителей-адвокатов, судей в части форм привлечения сведущих лиц в процесс, но и поможет им вести допросы экспертов, оценивать заключения экспертов и заключения (мнения) специалистов. Источник, от которого получаешь наслаждение! Для преподавателей же — просто обязательная читка по профилю преподаваемых предметов. Жаль, что во время учебного года, который сегодня характеризуется жуткой горловой (и связанной с ней) нагрузкой, руки не дошли до этой замечательной книжки.

Однако читал, будучи особо загруженным МДНН, эту книжку я совершенно в ином аспекте, выбирая из нее то, на что, может быть, сами авторы не обращали существенного внимания. Это не было их задачей. При этом наткнулся на следующую цитатку: "Закон об ОРД ... запрещает использовать конфиденциальное содействие по контракту депутатов, судей, прокуроров, адвокатов, священнослужителей... Вместе с тем закон не исключает возможность привлечения указанных лиц в качестве специалистов. Специальные знания таких лиц, если они не связаны с их профессиональными обязанностями..., могут быть использованы при проведении комплексных оперативно-розыскных мероприятий... Закон предусматривает проведение оперативно-розыскных мероприятий, а равно и участие специалиста как гласно, так и негласно, что соответствует принципу ОРД, суть которого в возможности использовать сочетание гласных и негласных методов и средств достижении цели" (С. 303).

Вспоминая интересный ходы мыслей проф. Ю. П. Гармаева о возможности "прослушки защитников-адвокатов", возникшей ранее в связи с этим дискуссии, подумал, а насколько приведенное выше суждение соответствует духу, принципам, компетенциям, гарантиям участников уголовного процесса и т. д., в отношении иммунитетных фигур и их участия в оперативно-розыскной деятельности? Моё утомленное сознание [далее — МУС, :-)] перегрузками летнего отдыха почему-то сразу выводило на практические ситуации, которые могут создавать интересные поводы для научного спора.

Так, например, вспомнился один московский адвокат, ведущий на канале "Дождь" программу "Право есть". В этом случае коллега выступает докой, мастером кулинарного дела. На языке наук уголовного процесса, ОРД, криминалистики — сведущим лицом. Он мастерски жарит, парит, пассирует, разные продукты, выдавая в результате шедевры кулинарного дела. Это — хорошо. Плохо то, что МУС одновременно тыкнуло само МУС в нормы ст. 293 УК РФ (халатность) и высказывание Онищенко о необходимости борьбы с японской кухней роллов, подмешало это к приведенному выше суждению, из которого возникла следующая модель ситуации.

В свободное  от ведения уголовных дел время (абсолютно вне границ конкретных уголовных дел, в которых адвокат представляет интересы потерпевшего, истца, ответчика, подозреваемого или выступает в ином уголовно-процессуальном статусе адвоката), адвокат как специалист в кулинарии может с платных агентом ОРО, так же в качестве платного специалиста, привлеченного к ОРМ, ходить по ресторанам японской кухни, есть и пить то, что дают, консультируя, давая справки при этом агенту ОРО или сотруднику ОРО. Всё ли тут ладно с духом системы законодательства? Уголовных дел о пищевых отравлениях детей (в детских садиках) или взрослых (в ресторанах, отелях, армии, поездах и т. д.) — множество. Стоит ли, из-за слабости органов уголовного преследования и методики расследования и раскрытия дел данной категории, привлекать в качестве специалистов к ОРД адвокатов?

Далее МУС подкидывает имена знакомых священников, которые в свой (доцерковной жизни) приобрели высшее специальное образование, имеют практический опыт в отрасли (возьмём в качестве примера — геологический опыт и геологическое образование) и т. д., т. е. могут выступать, например, на Урале специалистами по делам о незаконном обороте драгоценных камней, металлов (ст. 191 УК). Свое послушание же эти священники несут порой в небольших деревенских приходах. (Для сведения неуральцев: молва (не проверяли - не знаем) с демидовских времён упорно утверждает, что под многими правскими деревенскими домами в Быньгах, Невьянке, Черноисточинске и т. д. должен быть обязательно закопан мешочек с платиной, золотом, изумрудами или иными дарами природы Урала...). Модель ситуации: Священник в одно время исповедует различные грехи прихожан, а в другое время вместе с ОРО (часто он единственный в деревне или районе специалист в нужной ОРО теме) помогает в качестве платного специалиста ОРО отделить горный хрусталь от алмазов, платину от алюминии по уголовным делам прихожан его храма (православных жителей епархии, митрополии). А в этой модели всё ли ладно с духом системы законодательства (очень хочется сказать — права...)?

Конечно же, МУС и МДНН круглосуточно смотрели на созданное в юридической науке знание с точки зрения тактики производства следственных действий с участием защитника-адвоката, представителя-адвоката, адвоката в иных уголовно-процессуальных статусах. При таком взгляде (но с оглядкой на Право) уголовно-процессуальные функции, компетенции и компетентности по-гамбурскому счету разделены. Однако, насколько суждение, приведенной выше, применимо (да и учитывалось ли) к деятельности специалистов (сведущих лиц, одновременно обладающих социальным статусом адвоката, священника) в отечественной юридической науке, формировании ее ядра, периферийных принципов, отдельных норм, герменевтических реалий?

Ваше мнение или даже критика возможности построения приведенных моделей поможет нам в подготовке нового курса. Я бы, например, с ходу защитил священников РПЦ, но тогда надо защитить и адвокатов ФПА.

Присоединяйтесь к благотворительному проекту помощи восстановителям храма Иакинфа Римского в дер. Висимо-Уткинск http://zash.web.ur.ru/charity.htm