September 13th, 2012

Интенция об юробразовании

В связи с позицией Д. А. Медведева о создании базы данных дипломных работ, ассоциативно возникли мысли о связи позитивного права и инновационных форм преподавания юридических дисциплин. Может Илья Медведев, начавший учебу на юрфаке МГУ, расскажет батьке и об иных современных проблемах юридического образования.

Преподаю в одном из институтов пятого (выпускного!) курса и с сожалением обнаруживаю, что студенты-выпускники шокированы интерактивными формами образовательного процесса, с трудом вовлекаются в коммуницирование с преподавателем, может быть даже (после первых семинаров) не понимают того, что от них требуется. Для них это — некомфортно. Да и преподавателю с ними тяжело. Студенты воспринимаются пока как солдаты, готовые (в лучшем случае) отбарабанить преподавателю то, что он, преподаватель, по мнению студента, считает желательным слышать, и всё... а преподаватель то ждет от них (всё-таки — пятикурсники) технологичности мышления (компетенции), представления этого подхода в технологичных же действия (компетентности) во время деловой игры. Раздумывая над причинами возникающей дисгармонии, почему то видится невозможным уклонение от гипотезы о том, что они могут крыться в юридико-позитивистской традиции преподавания права в вузе.

Вспоминается, что в далекой советско-студенческой юности руководители Alma mater и факультета, периодически напоминали нам, что мы — студенты, учимся в военно-политическом вузе. ВУЗ в то время был оплотом юридического позитивизма, что вполне объяснимо. Как всякий моновуз, возникший в 30-х года прошлого века на базе потребности советской власти в юридических кадрах, он не имел университетской юрфаковской истории, уводящей в естественно-правовые позиции некоторой части профессуры и студенчества какого-нибудь столичного университета Петербургского, Московского или Киевского.

Юридический позитивизм, воспитываемый в исконно советском юридическом моновузе объективно должен формировать ту традицию, которая понимает право как закон. Источником закона является воля фактической власти. Для советского времени — это достаточно четкая концепцию (а совпадение с настоящим временем — случайно). Студент юридического вуза при этом познает вместо системы права (с элементами ветхозаветной или новозаветной этики) систему законодательства. Одновременно он впитывает и принимает волю власти как источник закона, становится элементом вертикальной системы, тем солдатом, который исполняет юридические обязанности, писанные в законе властью. Хороший студент — тот, кто выучил корреспонденцию норм (юридических обязанностей и субъективных прав). Преподаватель для него есть некоторое проявление власти.

Сегодня возникает, однако, некоторая коллизия. За свой счет, но по указанию начальства несколько лет назад повысил квалификацию в МГЮА в области инновационных технологий юридического образования. Да и естественно-правовую концепцию права как-то естественно и объективно воспринял в 90-х — времени надежд с новозаветной этикой в ее основе, что, впрочем, может быть увязано и в ветхозаветной этикой и мусульманским правом. В смешении все это в совокупности позволяет естественно выходит на горизонтальный уровень отношений между студентом и преподавателем. Преподаватель в этой системе не борется за верховенство над студентом. Всякая интерактивная технология обучения учитывает то, что совокупно студенческая группа знает больше преподавателя, а современная ситуация, в которой студент обладает «оружием» — комьютерными гаджетами, это суждение становиться еще более безусловным. В этом случае основа коммуницирования — взаимное уважение. Но как этом воспринимают студенты-позитивисты? Может ли студент-пятикурсник, «замученный» (надо быть откровенным - жизнь у студента не очень легкая) деканатами и преподавателями на прошлых курсах установкой «вызубрил то, что сказали — рассказал преподавателю так, как он хотел бы это слышать» приобрести психологическую и нравственную свободу коммуницирования с преподавателем в инновационных технологиях обучения юриспруденции, отрываясь от консервативности правосознания, начиная юридически и нешаблонно действовать?

Может быть это возможно только тогда, когда мы вырвемся из юридического позитивизма (его штампов) и студент будет вынужден свободной мыслить и действовать в образовательном процессе, он и будет сам (то есть творчески) писать оригинальные дипломные работы?

*В момент написания фоновой музыкой был альбом Анны Герман «Золотые неаполитанские шлягеры». Особо «крутил» Dicitencello Vuje E. Fusco, L. Falvo, которое привносило какие-то элементы той этики и эстетики (голосом и интонациями Анны Герман), в которой человек есть достойный объект и субъект права. Вообщем итальянцы виноваты в этом посте, т. к. мешали, отвлекали и проч.

** Поддерживается благотворительный проект помощи восстановителям православного храма Иакинфа Римского в дер. Висимо-Уткинск http://zash.web.ur.ru/charity.htm