July 18th, 2013

Право - это... (на основе дела Навального и Офицерова)

Не довелось мне быть членом партии жуликов и воров. Всё никак не удавалось найти то место, где можно подать заявление на вступление в эту партию. Сегодня вот что-то задумался над этим вопросом, обратился к мудрым книгам. Из них, в той точке, где я сейчас нахожусь, оказалась только следующая книжка: Управление социалистическим производством (организация. Экономика): словарь / под ред. О. В. Козловой. М., 1983. На страниц 182 нашел актуальную для сегодняшнего дня и момента дефиницию: "Право - совокупность правил поведения (норм), выражающих волю господствующего класса, соблюдение и применение которых обеспечивается государственным принуждением в целях закрепления и развития общественных отношений, соответствующих интересам класса, осуществляющего государственно руководство обществом". Вот так вот. Классическая формулировка. Схожие мы зубрили в вузах до конца 80-х гг. прошлого века. Надо ее подзубрить в связи с делом Навального и Офицерова. Навальный и Офицеров в части экономики как-то акцентуализировали старые подходы к праву (а то в последние годы все как-то по Цельсу определял право как искусство добра и справедливости). А что - правильно... У нас же ничего не изменилось (вернее так получилось: шаг вперед - шаг назад) за более, чем 20 лет.

Проклятый царизм о понимании суда и правосудия

Случайное совпадение. В данный момент анализирую теоретическую базу, которую собрал для выполнения своей новой монографии о вопросах как основных элементов допроса в уголовном процессе. Так вот в одной из книг ("Свидетели по уголовным делам. Пособие для практиков. М., 1911. С. 87) апологет проклятого царского режима А. В. Скопинский приводит цитату из Кассационного решения Правительствующего сената (это что-то типа областного или краевого суда для наших современных реалий) по делу присяжного поверенного Бориса Дорна (1892 г., № 10). Вот как выглядит (по цитате) этот судебный актик: "Суд должен быть святилищем осуществления правды и справедливости, а не позорищем, где могла бы проявляться разнузданность нравов. Подобное предположение противоречит сущности правосудия, требующего спокойной, безпристрастной оценки обстоятельств дела, столь несовместимой с проявлениями страстей или личных расчетов, злобы, мести". Хорошо, что наш российский суд принял все самое хорошее у советского суда - самого гуманного, что мы ярко видим в деле ЕдРо vs. #Навальный, #Офицеров...