March 4th, 2014

Доведение до абсурда*

Заглянул в родной УПК, а именно в нормы ст. ч. 1 ст. 448, где предусматривается, что возбуждение уголовного дела в отношении члена некоторого госоргана принимается соответствующим должностным лицом, выполняющим функции уголовного преследования - Председателем следственного комитета (здесь подход разумный и рациональный, который мы единодушно одобряем и поддерживаем), но с согласия этого же госоргана. Вот тут заковыка. Помниться, что с законом Димы Яковлева разум сохраняли и брыкались только единички членов этого госоргана (по итогам применения этого закона следует, что усыновление в России упало). А что если предположить, что какой-нибудь весной или осенью уже не один не будет брыкаться и членами этого госоргана будет принято решение не пользу России, не в пользу граждан России, очень похожее на что-нибудь нехорошее... Кто в этом случае может дать согласие на возбуждение уголовного дела в отношении всех членов этого госоргана. Возникает ситуация, которую мудрые римские юристы свели к формуле Nemo judex in propria causa (никто не может быть судьей в своем собственном деле). Как-то её надо разрешить в пользу Председателя Следственного комитета, он нас всех согласно ст. 19 Конституции РФ уравняет: если простой человек напокостил, то решение принимает председатель СК, если члены этого госоргана напокостили, то - равно решение о возбуждении уголовного дела должен принимать Председатель Следственного комитета.

*Методологический прием, часто используемый в юридической науке. К данному случаю его применение возникло в связи с какими-то очень крайними высказываниями Глазьева.