April 11th, 2015

Вузы, Пятая колонна, образование, наука...

Надо внимательно смотреть, но кажется, что стратегия высшего образования представлена этатистски, милитаристски, с точки зрения государства... Как к этому подвязать правоведение?

В нашей тюрьме - свобода слова

Мюзикл петербургского ТЮЗа "Лёнька Пантелеев", вчерашнее вечернее представление. Вроде бы о петроградском гангстер 20-х годов прошлого века, но в то же время о крайней свободе, свободной любви и раскрытой в радужных цветах зала (возможно, эпатирующих Милонова). Полный зал. Овации публики стоя после окончания мюзикла.



Вероятно, что каждый (и агент правительства, и цензор, и либерал) найдут в представлении свой слой, резонирующий с субъективными представлениями об эстетике и этике жизни. Не исключаю, что часть диалогов, вышедшего в зал актера, играющего роль милиционера, с главным героем Лёнькой, остающимся на сцене, является актерской импровизацией. Именно в этой части мюзикла есть фразы "В нашей тюрьме - свобода слова", "Путин, я люблю тебя", так же как и упоминания Мездрича, Новосибирска, министра культуры, метафорированного священника, потерявшего совесть милиционера и т. д. С учетом того, что красной линией в тексте произведения проходят фразы "Свобода", "Крым" ..., которые можно отнести как к вежливым людям, майдановцам, ватникам, пятиколоновцам, так и к представителям государственной власти, понимаешь уровень освоения в этом петербургском театре создателями мюзикла эзопова языка. Даже немного ню, завершающего круг жизни и смерти, не может восприниматься как эротика. Зал стоя аплодировал после окончания спектакля и, продолжая сюжет постановки о нищих, собирающих подаяния, делился (в благодарность) своими грошами с актерской шляпой на сцене.